Комитет по стандарту "Халяль" Республики Татарстан

Телефон горячей линии

(843) 210-30-80

238-33-71

e-mail:info@halalrt.com

Стандартизация

Сертификация

Контроль

Продвижение

Централизованная Религиозная Организация - Духовное Управление Мусульман Республики Татарстан
14.06.2013

Интервью с имамами из Новосибирска и Якутии

Абдульхамид хазрат Шакирзянов, Дамир хазрат Нафиков, Ирек хазрат Зиганшин 

Уважаемые Абдульхамид Накипович и Дамир Амирович, расскажите, пожалуйста, немного о себе. Как давно Вы уехали из родных краев? Когда приняли ислам?

 

А.Н.: Я сам родом из Балтасинского района, деревня Шешенгер. В Новосибирск переехал с отцом, к оторый уехал на заработки. Там был небольшой молитвенный дом, куда я стал ходить. В 1991 году началось строительство мечети на правой стороне реки Обь, а в 1998 г. состоялось его открытие.

Д.А.:Я родился в Башкирии. В 1984 г. переехал на север с родителями, которые как и многие люди того времени уезжали на строительство БАМ. Исламом я начал интересоваться еще лет с 12. Читал тогда разные брошюры про ислам, то, что было доступно. Интересовался и православием, но не нашел в нем ничего для себя.  Будучи в армии интерес укрепился, появилось больше возможностей изучить ислам. Тогда там был один парень из Кавказа, кумык по национальности, он откуда-то привез брошюры по обучению намазу. Так я и стал учить «Фатиху» и встал на намаз.

Наверно трудно подсчитать общее количество, но не могли бы Вы примерно назвать, сколько мусульман проживает в Вашем регионе?

А.Н.: Численность Новосибирска 1,6 млн человек, из них по статистике  300 тысяч являются мусульманами.

Как обстоят дела со строительством мечетей и много ли  прихожан? Какие этнические сообщества они представляют?

А.Н.: В Новосибирске всего три мечети, и только одна является постоянно действующей. На пятничные молитвы собирается очень много народа. Наша Соборная мечеть рассчитана на 600 человек, но люди читают намазы и слушают проповеди прямо на улице, потому что не хватает места. И это независимо от времени года, погоды, будь то холодная зима или осень. Поэтому мы стараемся не затягивать проповеди, обычно они длятся около 40 минут. Среди прихожан в основном таджики и узбеки, ингуши. Очень мало татар. Правда есть и русские. В основном русские  девушки принимают ислам.

Д.А.: У нас очень мало мечетей. Всего по республике можно их по пальцам пересчитать. Это связано с трудностями при строительстве: сильный холод и сейсмически опасная зона.

А.Н.: Кстати, на строительство новой мечети у нас ушло 120 миллионов. Она была построена полностью на деньги мусульман. Также хочу отметить, что  рабочая сила была практически бесплатной. Мусульмане собирались по 5, и даже по 12-15 человек и приходили помогать строить мечеть на несколько дней, недели, а то и месяцы. К счастью, администрация идет нам навстречу и поддерживает, выделяет землю под строительство мечетей. Также планируется построить и пятиэтажное медресе. 

Раз Вы затронули тему исламского образования, не могли бы рассказать об этом поподробнее?

А.Н.: К сожалению, у нас нет ни медресе, ни газет, ничего другого, чтобы людям помочь лучше изучить ислам. Единственное, при мечети есть воскресная школа, где обучают  базовым исламским знаниям, как таджвид и др.

Именно поэтому вы приехали в Казань на обучение?

А.Н.: Да, сейчас мы учимся в Российском Исламском Институте на 4 курсе по специальности «теология».

Д.А.: Мой брат тоже учился в Казани, в медресе «1000-летия принятия ислама». Теперь он имам в Тюмени.

Расскажите, пожалуйста, об индустрии халяль.  Как она развивается в вашем регионе? Какие отрасли наиболее хорошо представлены ?

А.Н.: Продвижение халяль идет очень плохо. В основном, всю работу делают мусульмане-активисты. Также огромную работу проделывают имамы мечетей. Но этого недостаточно. Нужен специальный орган, как у Вас здесь в Татарстане, который будет заниматься этим вопросом.  Например, в Новосибирске есть один колбасный цех, где человек из нашей мечети контролирует производство. В месяц всего получается 1 ,5 тонны продукции, а это очень мало.  Чтобы заняться этим вплотную нужно финансирование. Мы бы могли привозить из других регионов ту же курицу, но транспортные расходы столь велики, что себестоимость курицы превышает в три раза. К тому же нет быстрой реализации товара. Нам нужна реклама, нужны специалисты, спонсоры.

Какое отношение населения к халяль продукции?

А.Н.: Оно очень разное. Кто-то верит, кто-то сомневается в честности производителя. Некоторые принципиально не кушают колбасу.

Легко ли можно найти продукты халяль?

А.Н.: У нас есть халяль магазины при мечети. Также на рынках тоже есть мясная продукция. Но опять-таки, нет никакой гарантии, что продукт действительно является разрешенным к употреблению для мусульман. Очевидно потому, что продукция не контролируется специальным религиозным орагном.

Спасибо за столь интересную беседу. Успехов в Вашей деятельности и благословение Всевышнего!

 

Беседовала Алина Усманова. 

Новое в галерее